Пятница, 30 мая 2014 20:40

Большие Цивилизационные Системы

Автор
Оцени материал
(1 Голосовать)

Одна ли цивилизация существует сегодня на нашей планете? Почему состояние нашей психики так тесно связано с состоянием той цивилизации, в которую от рождения и до смерти включён каждый человек? Какие Большие Системы являются для человека самыми важными, как они устроены, и как мы можем использовать их ресурсы максимально эффективно для себя? Ответы на эти вопросы даёт доклад, прочитанный на III Международном Евроазиатском конгрессе по системным расстановкам в Новосибирске, в мае 2014 года. Доклад стал первой научной работой, посвящённой анализу цивилизационного развития, с точки зрения системно-феноменологического направления в психологической науке.

Роль Больших Цивилизационных Систем в системной терапии и профилактике самоидентичности

— Что бы ты сделал первое, если бы стал правителем? — спросили однажды у Конфуция.
— Первое, что бы я сделал в этом случае, — ответил Конфуций, — вернул бы словам их первоначальный смысл.

3congressБольшие Цивилизационные Системы (БЦС), составляющие человечество — это мощные естественные социальные образования, в которые включены как наши семейные и родовые системы, так и многие иные. От состояния БЦС зависит наша жизнь, наша безопасность и наше развитие. С этими Большими Системами мы связаны миллионами прочнейших нитей защищённости, любви, лояльности, ненависти, обиды, самопожертвования и иных сильных чувств. На эти системы мы переносим наши отношения с родителями, а на отношения с родителями мы переносим отношения к Большим Системам. От связей с БЦС в не меньшей степени, чем от связей с собственными семейными и родовыми системами, зависит состояние нашей психики, наши внутренние ресурсы, наша внутренняя и внешняя самоидентичность. А также ощущение нами своих границ и возможностей в разных сферах жизни и в разных масштабах: в семье, в стране, в рамках своей цивилизации, и не только.

Помимо БЦС, человеческая психика может быть частью иных Больших систем — например, конфессиональных или классовых. Такая включённость также оказывает значительное влияние на состояние и динамику психических процессов человека, более того — та же конфессиональная идентичность часто становится важным фактором развития той или иной цивилизации. Однако, в данном докладе я хотел бы сосредоточить внимание именно на Больших Цивилизационных Системах, как природно обусловленных у каждого человека уже при его рождении на свет.

Исследования в области семейной системной терапии позволили нам открывать двери в так называемую "родовую память" и находить там решения, в короткие сроки меняющие нашу жизнь к лучшему не на несколько часов — а надёжно, навсегда. И выходить с помощью таких решений не только к семейному счастью, но и на новые уровни личного и социального развития. Однако, сегодня все мы видим, какие серьёзные кризисы переживают Большие Системы, и как серьёзно эти кризисы отражаются на жизни, планах, целях огромного количества людей. Поэтому системно-феноменологический взгляд на структуры именно Больших Систем, описание этих структур и их динамик — такая задача выходит сегодня за пределы чисто научного любопытства. И становится жизненной необходимостью. Я могу это уверенно утверждать не только как системный аналитик, более 20 лет работающий в области исследования массовых настроений, а также политический эксперт и консультант политических лидеров — но и как системный терапевт, которому приходится обязательно учитывать в работе с клиентом проблемные состояния или искусственно искажённую конфигурацию тех или иных Больших Систем, в которые клиент включён. Если не помогать клиенту находить на глубоком чувственном уровне реальную точку опоры в своих Больших Системах, то влияния гипертрофированно развитых в наше время средств массовых манипуляций могут просто свести на нет всю трудную работу, которую системный терапевт совершил, помогая своему клиенту.

Также без знания понятийного аппарата БЦС невозможно сегодня понять важные и актуальные процессы, которые происходят с массами людей в целых странах — например, на Украине. Невозможно психологически помочь людям — а их немало в России, на Украине и на территории других стран, где работают русскоязычные специалисты системного подхода — помочь тем конкретным людям, которые из-за происходящего впадают в болезненные, не адекватные реальности состояния, побуждающие их рвать отношения даже с близкими родственниками. Да и в целом наше время является переломным, оно глобально атакует привычные внешние и внутренние границы. Чтобы действенно помогать людям справляться с неизбежным нарастанием чудовищной фрустрации, чтобы использовать новые энергии не во вред, а на пользу — для всего этого необходимо знать язык, описывающий жизнь Большой Цивилизационной Системы, и уметь использовать его в системной работе с самим собой, с клиентами и на тренинге. Чтобы нащупать этот язык, первым делом стоит обратиться к феномену, открытому одним из «отцов-основателей» психоанализа — Карлом Густавом Юнгом.

Большие Цивилизационные Системы в коллективном бессознательном

На основе клинической практики Карл Густав Юнг выявил в структуре человеческой психики такой феномен, как коллективное бессознательное. Все мы знаем, что помимо сознания, оперирующего, в основном, выраженными в словах мыслями и установками, существует в человеческой психике и глубочайшая область бессознательного, слов не знающая и оперирующая образами — чувственными, визуальными, звуковыми и иными. Первым таким слоем является личное бессознательное, связанное с нашей личной жизнью, всем её опытом. Между сознанием и личным бессознательным расположен тонкий пограничный слой, называемый предсознанием. А под областью личного бессознательного лежит в структуре нашей психики бессознательное коллективное. Сначала — родовое, ещё ниже — племенное, и так далее. В самой же глубине психики человека расположено то, что Юнг назвал «непознаваемым ядром души». Непосредственно перед этим ядром расположен слой, который можно назвать коллективным бессознательным человечества. А выше этого слоя — слой коллективного бессознательного цивилизаций, к которым каждый человек принадлежит: Русской, Европейской, Китайской, Левантийской, Африканской или иной. Со всеми их архетипами, символами и динамиками, находящимися в данный момент времени в состоянии актуализированном или дремлющем, конфликтующими с установками сознания или поддерживающими их.

В нашем бессознательном важны все слои. В каждом из слоёв могут лежать как корни наших проблем и неудач, так и мощнейшие ресурсы нашей личной или коллективной самореализации. Каждый слой отвечает за нашу самоидентичность в рамках определённых групп связей в пространстве и времени, и каждый слой представляет собой систему, в понимании системно-феноменологического подхода. Психологам не нужно объяснять, насколько важно для человека понятие самоидентичности на всех уровнях внешних и внутренних связей, а системный терапевт отлично знает, что это такое — «найти своё место в системе». Человек тем лучше себя чувствует, чем более уверен в себе. И тем прочнее стоит на ногах, чем в большем количестве своих систем он находится на своём месте. Не полагает, что находится там. Не уверен в этом, как принято говорить, «от головы» — а находится на самом деле, глубоко, уверенно это чувствуя и переживая.

Большие Цивилизационные Системы в коллективном бессознательном человека

Между уходящими вглубь слоями коллективного бессознательного есть границы, которые крайне важны для ощущения самоидентичности — несмотря на относительную размытость этих границ. Человеческая психика так устроена, что она для нормального своего функционирования нуждается в границах. Границы частной жизни защищают психику человека от травм, которые может вызвать вмешательство другого человека в эту жизнь. Ясная половая идентичность служит продолжению жизни, наполняя нашу жизнь экзистенциальным смыслом, направленным в бесконечное будущее следующих поколений. Границы страны защищают людей, привыкших жить определённым укладом, от агрессии иных укладов, чуждых обществу, сформировавшему суверенитет. И в этих, более широких, защитных рамках человеку необходимо чувствовать свою идентичность стране, развившейся естественным образом. То же касается и границ каждой цивилизации, объединённой глубокой внутренней связью на уровне коллективного бессознательного.

Условия человеческого развития ещё с первобытных, племенных, времён так оформили психику людей, что нормальное развитие человека возможно только в условиях многоступенчатой защиты, и ступенями этими являются все названные выше границы. Когда эти границы начинают извне разрушать, происходит разрушение человеческой психики. Предположение, что психика может приспособиться к жизни без границ, так же наивно или преступно, как предположение о возможности человека приспособиться к жизни нагишом в космическом вакууме. Возможно, единицы особо просветлённых людей могут на самом деле успешно жить и развиваться, ощущая идентичность лишь с Космосом или Божьей Волей — а не рассказывать об этом на приёме у доктора после очередного приступа психического заболевания. Но я в жизни таких здоровых «космических» людей пока не встречал.

Все эти условия благополучия в равной степени относятся и к внутренним границам между слоями коллективного бессознательного. Когда эти слои устойчивы — мы можем своим чувственным миром уверенно опираться на них, ориентироваться в них и сохранять свою родовую, этническую и цивилизационную идентичность. Сохранять настоящее, не выдумывая химеры и костыли, обычно приводящие к психическим отклонениям, связанным с разного рода гендерными нарушениями, «культом личности», ксенофобией, нацизмом и расизмом.

До недавнего времени полноценно работать со структурами БЦС, используя системно-феноменологический подход, было невозможно — поскольку сама внутренняя природа таких систем не универсальна. На этот свой тезис я хочу обратить особое внимание: внутренняя природа Больших Цивилизационных Систем не универсальна. У каждой БЦС есть своя особая внутренняя структура, обусловленная факторами возникновения и развития каждой БЦС.

Присутствующие здесь уважаемые коллеги, которые в процессе обучения в Институте консультирования и системных решений внимательно наблюдали за работой наших замечательных зарубежных учителей из Европы, с этим различием уже соприкасались. Оно проявлялось тогда, когда великие, без всякого сомнения, зарубежные мастера вдруг начинали «плыть» в какой-то момент системной расстановки. Потом терялись и не могли увидеть решение, которое казалось (и потом оказывалось) очевидным даже для тех, кто только ещё начинал обучаться системно-феноменологическому подходу. И это была совсем не та продуктивная растерянность, какая возникает в момент ощущения перехода, в точке бифуркации. Нет, это была растерянность, когда на самом деле слышишь вдруг среди понятной тебе речи фразу на совершенно незнакомом языке. И даже самый лучший переводчик в этой ситуации ничем помочь не мог. Возникала такая ситуация именно тогда, когда в сюжет системной расстановки вмешивался пласт коллективного бессознательного, связанного с незнакомым символическим языком чуждой ведущему Большой Системы. На уровне рода, как показывает опыт системных расстановок, общий символический язык существует. Пластом ниже начинаются существенные различия в символических языках.

Сегодня результаты многолетних исследований позволяют с достаточной степенью точности описать основные структурные элементы Больших Цивилизационных Систем. И позволяют применять эти знания на практике. Выводы, которые я хочу представить вашему вниманию, опираются не только на достижения психологической науки и её системно-феноменологического подхода, но также на огромную работу, проделанную исследователями в иных научных областях — в частности, на фундаментальные этнологические работы Льва Николаевича Гумилёва, а также на труды в области психофизиологии академика Петра Кузьмича Анохина.

Свой рассказ сегодня я построю на предмете, который наиболее близок большинству участников конгресса — а именно на такой Большой Системе как Русская Цивилизация. В этой системе мы выросли, с ней мы связаны больше, чем с иными. Подавляющее большинство наших клиентов также принадлежат именно к Большой Системе Русской цивилизации. На знакомом примере проще понять общие закономерности и принципы, чем на примере не столь глубоко внутренне знакомом. Знакомству с понятийным аппаратом, описывающими динамическую структуру БЦС, и будет посвящён сегодняшний рассказ.

Цивилизационная идентичность
и Русская Идея

Первым делом необходимо дать ряд дефиниций, чтобы точно обозначить понятийное поле, в котором возможна работа с нашей БЦС. Для этого ответим сами себе на несколько вопросов. Вот первый. О нас с вами: Кто такие «русские»?

Русский — это (если убрать в сторону всякую выдуманную идеологию) есть сегодня принадлежность к Русской цивилизации, корни которой восходят к этнической группе «русские». Не более и не менее. То есть, русским, в смысле цивилизационной принадлежности, является и татарин, и башкир, и бурят. Работая в 90-х годах прошлого века на границе Таджикистана с Афганистаном, я общался с таджиками, проживающими по обе стороны границы. Цивилизационно «наши» таджики разительно отличались своим поведением и мировоззрением от таджиков афганских, очень хорошо сами это осознавали и отмечали, что поведение славян им почти всегда понятно, а вот поведение таких же таджиков, живущих по ту сторону границы, всего в десятке километров — непонятно бывает совершенно.

В этническую же группу «русские» входят великороссы, малороссы, белорусы и ещё целый ряд этнических образований. Именно на базе этой группы сформировалась за столетия Русская цивилизация, включавшая в себя с самого начала другие этносы и этнические группы — как составляющие единого и многообразного Русского суперэтноса. На описании этого процесса я специально останавливаться не буду, он достаточно глубоко и подробно изложен в известной научной работе Л. Н. Гумилёва «Этногенез и биосфера Земли». Отмечу лишь, то Русская БЦС, таким образом, есть историческая форма развития Русского суперэтноса.

Историческая функция

В рамках Русского суперэтноса, в связи со многими поколениями смешанных браков и интенсивным перемещением населения, этнические границы утратили изначальные примитивно-племенные признаки «рода и крови». Они перешли на более высокий уровень различения по устойчивым культурным признакам, включающим в себя особенности языка, мировосприятия, мировоззрения, поведения и пр. Русская этническая группа, в качестве стержня Русской цивилизации, выполняет в её развитии особые функции. Без активной и ведущей роли русской этнической группы, без осознания этой группой своей повышенной ответственности развитие Русской цивилизации невозможно — возможна только деградация этой цивилизации.

Русская цивилизация, как и любая иная на Земле, не имеет чётко очерченных географических границ. Включённость народов в эту цивилизацию ослабевает вблизи тех сухопутных границ бывшего СССР, где долгое время имел место плавный переход по обе стороны границы в лимитроф — неустойчивое этно-культурное пространство, разделяющее разные цивилизации (БЦС).

Политически Русский суперэтнос был оформлен сначала как Московская Русь, затем как Российская Империя, а после её краха воссоздан в форме СССР. Все эти формы были изначально полиэтничными, сконцентрированными вокруг мессианских глобальных идей и потому имперскими. Таким образом, естественной и единственно возможной политической формой существования Русской цивилизации (БЦС) стала Империя.

Политическая функция

Сегодня население Российской Федерации представляет собой лишь часть реально существующего Русского суперэтноса, в совокупности своей лишённого эффективных механизмов единого политического управления, в его естественной для данной БЦС имперской форме. В политическом и экономическом отношении РФ представляет собой огрызок Русской империи. В цивилизационном смысле РФ оказалась лишена вышеперечисленных суперэтнических, политических и экономических условий для адекватного развития. В таком же ущербном положении находятся и другие части бывшего СССР, включая Украину, Белоруссию, Казахстан и т.д.

Удовлетворённость со стороны государственных иерархов каждого из осколков таким положением проистекает не из эффективности развития осколков — а исключительно из выгоды такого положения для истеблишментов, представляющих интересы олигархов-коллаборантов. Сегодня эти истеблишменты, называющие себя «элитами», добровольно находятся в вассальной зависимости от глобальных центров влияния, не связанных исторически с Русской цивилизацией и, соответственно, с её осколками. Фактически, мы имеем дело с внешним управлением нашей БЦС, с её использованием исключительно в качестве объекта и инструмента для достижения посторонних этой системе целей.

В силу случившихся и происходящих сейчас социальных разрушений мы наблюдаем сегодня в своих «осколках» тяжёлые нарушения в области этнической и цивилизационной идентичности. В сознание людей впрыскивают огромное количество выдумок об их идентичности, ничего общего не имеющих с идентичностью реальной. И люди хватаются за эти выдумки, потому что хоть в какой-то самоидентичности испытывают потребность. Так в России, например, популярны всякого рода языческие секты, архаизирующие жизнь и ведущие к деградации человека. Есть, напротив, попытки создать громкие, но беспочвенные проекты так называемого «нацбилдинга» — вроде формирования нации «украинцев» в исторических условиях, когда нации формировать уже просто поздно. Таким образом люди создают в своём сознании ценности из всякого рода химер, которые вступают в противоречие с естественными границами слоёв идентичности, лежащими в коллективном бессознательном. Возникают тяжелейшие внутренние конфликты между искусственными установками сознания и реальностью бессознательного. Результат — невротизация, рост агрессивности и депрессий.

Каким же образом формируются в Русской БЦС естественные цивилизационные установки сознания? Идеологически русское цивилизационное единство никогда не было в полной мере артикулировано. Нетрудно заметить, как на каждом этапе исторического развития Русская цивилизация в качестве артикулированной модели заимствовала что-то извне, приспосабливая к своим нуждам. Таким образом от Китая и Орды была заимствована и переработана имперская идея государства, способного обеспечивать общую целенаправленную жизнедеятельность огромных пространств и множества разных этносов. От Римской империи (в её византийском образе) была заимствована и переработана имперская, в своей духовной и надэтнической сути, идея христианства — в форме православия. Позднее у Европы была заимствована и поставлена на службу развития Русской цивилизации идеология коммунизма — в виде переработанной марксистской концепции.

Любая взятая и переработанная Русской цивилизацией идеология со временем приобретала в глазах других цивилизаций внешний вид Русской Идеи. Именно так и именно внешне воспринимали и русское православие, и русский коммунизм — в те времена, когда эти изначально антагонистические системы, сменяя друг друга, успешно служили понятийным аппаратом развития Русской цивилизации на разных этапах. Таким образом, Русская Идея есть явление более высокого уровня, чем любая «национальная идея». И потому, как явление более сложного порядка, Русская идея способна решать значительно более сложные задачи, сохраняя свою функцию в разных исторических эпохах, в разных ипостасях и для решения самых сложных задач.

Будучи источником развития, Русская Идея способна поставить себе на службу любую подходящую для данного исторического этапа позитивную (не направленную против кого-то или чего-то) идеологию, которая на конкретном историческом отрезке может помочь развитию Русской цивилизации. Соответственно, любые негативные (направленные против кого-либо или чего-либо) идеологические концепты вступают в противоречие с Русской Идеей, поскольку тормозят развитие — как тормозит путь любая фокусировка внимания на препятствии, в ущерб концентрации внимания на цели движения.

Сама по себе Русская Идея не может быть адекватно артикулирована, поскольку представляет собой сложный динамический образ, воспринимаемый и транслируемый своими носителями из поколения в поколение не на словах — а целостно, всей глубиной психики, включая глубокую архетипическую структуру коллективного бессознательного. В силу этой своей особенности Русская идея может быть, например, выражена средствами искусства значительно адекватнее, чем средствами анализа или пропаганды. Величие и внутренняя целостность такого феномена глобального значения, как Русская культура, являет этому отличный пример.

Поэтому пытаться давать чётко детализированные определения Русской идеи — дело бессмысленное. Это так же невозможно, как дать исчерпывающе точное описание Духа Святого в христианстве, например. Русскую идею можно только ограниченно описывать тем или иным образом, с той или иной позиции. Во всей полноте Русскую идею можно только чувствовать и переживать, как чувствуют и переживают в себе Любовь и Бога. И точно так же, как нами могут двигать Любовь и Бог, может двигать нами и Русская идея. Об истории самореализации Русской идеи мы поговорим чуть позже. А сейчас — об её актуализации.

Идея как инструмент целеполагания в процессе развития

Русская Идея оказывается не актуализированной вне динамики движения Русской БЦС к осознанной идеальной цели. Возможностью сделать такой ясный вывод мы обязаны академику П. К. Анохину — создателю комплексной теории функциональных систем. Определение функциональной системы наверняка многим здесь знакомо, поскольку и в работе с семейной или иными системами клиента мы этот инструмент используем. Определение звучит так: «Функциональная система есть взаимоСОдействие элементов для достижения цели». То есть, при отсутствии общей цели элементы не взаимоСОдействуют, не складываются в структуру, действуя хаотично. Большие системы, в том числе и БЦС, в такой ситуации оказываются ослабленными, их элементы и группы элементов попадают в сферы влияния соседних БЦС, не сливаясь с ними. Результатом всего этого становится внешнее разрушение или деградация системы, её хаотизация и результирующий коллапс.

Система, лишённая функциональности

ВзаимоСОдействие, очевидно, не может проявлять себя вне процесса коммуникаций. Однако, когда мы говорим о взаимоСОдействии на уровне Больших Систем, связывающим нас через глубины нашего коллективного бессознательного, какие коммуникации мы можем иметь в виду? Ведь бессознательная часть человеческой психики не способна изъясняться словами. И вообще диалог, в привычном нам виде, невозможно представить на уровне коллективного бессознательного. Какие же инструменты использует коллективное бессознательное для коммуникации на своих уровнях? Отчасти ответ на этот вопрос дал русский и советский учёный, академик Владимир Вернадский, в своей известной гипотезе о высоких уровнях биосферы Земли: «В биосфере существует великая геологическая, быть может, космическая сила, планетное действие которой обычно не принимается во внимание в представлениях о космосе… Эта сила есть разум человека, устремленная и организованная воля его как существа общественного». Позднее французский математик, профессор Сорбонны Эдуард Леруа эту «мыслящую» оболочку Земли, формируемую человеческим сознанием, назвал ноосферой (от греческих слов νόος — разум и σφαῖρα — шар). Идею ноосферы этот математик сформулировал совместно с крупнейшим геологом, католическим философом и палеонтологом-эволюционистом Пьером Тейяром де Шарденом, под впечатлением от лекций Владимира Вернадского, прочитанных последним в Париже в 20-е годы прошлого века. Уже в наши дни английский биолог Руперт Шелдрейк конкретизировал механизмы работы «мыслящей оболочки» Земли в своей теории морфогенетических полей, отвечающих именно за развитие живых систем.

В психологическом системно-феноменологическом подходе мы активно используем теорию Шелдрейка и можем наблюдать, на примере феномена замещающего восприятия, как происходит в терапевтической работе передача информации внутри функциональной системы — родовой, в частности. И, наблюдая это, обязаны сделать вывод, что живая функциональная система обладает инструментами коммуникации, способными обеспечивать эффективное взаимоСОдействие между своими элементами (людьми) напрямую, без необходимости использовать их сознание в роли посредника. Когда, например, мы сталкиваемся с феноменом, который в быту принято называть «материнское сердце чует» — мы встречаемся именно с возможностью родовой системы эффективно использовать каналы внутренней коммуникации, которые связывают элементы друг с другом в реальном времени на уровне родового коллективного бессознательного. И используют для этого инструментальные возможности того самого пространства, которое на планетарном уровне выглядит как ноосфера, а на уровне развития отдельной живой системы — как морфогенетическое поле. Таким же образом, очевидно, способны обеспечивать взаимоСОдействие своих элементов и Большие Системы, связанные с более глубокими слоями человеческого бессознательного. Во всяком случае, оснований отрицать этот функционал пока никто не обнаружил.

Разобравшись с возможностями коммуникации внутри Больших Систем, вернёмся к не менее важному моменту их целеполагания, как обязательному условию функциональности. Например, родовая система имеет своей целью продолжение жизни — и поэтому психика человека способна полноценно использовать ресурсы своей родовой системы только в случае, если человек сознательно видит основной целью своего развития продолжение рода, продолжение жизни. Чем глубже расположен слой коллективного бессознательного, тем более цели оказываются связаны с миром идеального. Например, основная цель этноса, если он является функциональной системой — уже не продолжение жизни, а обеспечение такого продолжения. Задача же обеспечения продолжения жизни включает в себя как конкретные аспекты (например, обеспечение физического выживания сообщества), так и аспекты идеальные — развитие для этого своей культуры, традиций и пр. На уровне функциональной системы человечества доля идеальных, нематериальных, аспектов целеполагания возрастает ещё больше. А на уровне того слоя коллективного бессознательного, которое Карл Густав Юнг определил как «непознаваемая часть души (психики)», в человеке очевидно отражена та Большая Система, которую мы называем Богом или Вечностью, в зависимости от своих религиозных и философских предпочтений. О конкретных целях этой Большой Системы мы вообще ничего не знаем, однако об идеальных аспектах имеем некоторое представление, благодаря религиозному опыту или достижениям философской мысли.

Отражения Больших Цивилизационных Систем в коллективном бессознательном находятся на той глубине психики, которая ближе уже к непознаваемой части, нежели к личному бессознательному человека. И потому функциональность таких систем в значительной степени определяет идеальная составляющая цели и осознанное взаимоСОдействие элементов для её достижения. Мы знаем времена, когда БЦС России находилась на пути такого осознанного движения — например, к цели распространения христианского пространства до края земли, и даже за него. До самой Калифорнии, как известно, дошли наши предки, поставив там православные храмы и безо всяких угроз покрестив на островах племена алеутов. Это было время православной духовной и идеологической доминанты в БЦС России, что позволило объединить огромные пространства Евразии, распространив как цивилизационные, так и совпадающие с ними государственные границы за пределы возможного.

Стабилизировалось расширение на границах суши или границах, за которыми начинались другие цивилизации: например, Юго-Восточная (Китайская), Левантийская на юге и Европейская на западе. Конечно, освоение пространств Сибири дало возможность добывать ценную пушнину, например — то есть, имело и экономическую составляющую. Однако, мессианские настроения были так же важны. Я сейчас не хотел бы останавливаться подробнее на исторических хрониках. Просто отмечу известный факт, что экзистенциальное опустошение и, как следствие, крушение Российской Империи произошло в то время, когда государство уже достаточно длительное время находилось в состоянии достигнутой цели расширения. Находилось в состоянии вакуума целеполагания, в отсутствии новой идеальной цели, адекватной масштабам страны, во всех смыслах этого слова. Сугубо политические и экономические цели существовали в актуализированном виде (реформирование промышленности, сельского хозяйства и пр. на европейский манер) — однако, новых целей развития в области идеального уже не было.

Государство утратило идеальную цель развития и лишилось в глазах подданных большой части своего смысла, включая смысл сакральный. Вместе с государством оказалась в экзистенциальной пустоте и огосударствлённая ранее Русская Православная Церковь. Отсутствие идеальных целей развития привело к бурному росту сектантства, утрате социального баланса и многим иным перекосам. Интеллектуальные слои общества, включавшие в себя и часть аристократии, пробовали заполнить экзистенциальный вакуум искусственно-романтическими, архаично-племенными идеями, вроде панславизма, практическое осуществление которых втянуло БЦС в череду системно бессмысленных конфликтов. Результатом отсутствия системно обусловленной цели развития стал коллапс Русской БЦС в феврале 1917 года и её государственный распад.

Однако, почти моментально, по историческим меркам, после распада Российской Империи наша БЦС оказалась под руководящим влиянием новой идеальной мессианской цели, связанной уже с коммунизмом, в его большевистской интерпретации. До распада, что важно заметить, идею эту энтузиасты в России распространяли, но особым влиянием в обществе она не пользовалась. А вот после коллапса страны Русская Идея использовала эту, имевшую чужеродные цивилизационные корни, матрицу для своей самореализации, в значительной степени переработав её. Литературное и философское наполнение той эпохи очень хорошо показывает, что для наиболее активной части людей «нового формата» классовая мотивация «бей буржуя» была много ниже мотивации условного «города-сада», о котором писал Владимир Маяковский. Новое целенаправленное движение сначала малого количества населения, а затем всё бòльшего, преодолело гражданскую войну и втянуло в свою орбиту почти все территории, ранее образованные в результате распада.

Функциональная система

БЦС оказалась внутренне переформатированной, однако люди в пределах одного поколения (то есть, элементы) остались те же самые, новых-то никто не завозил. Система вновь стала функциональной, обретя новую идеальную цель развития, как к содержанию этой цели не относись. Русская Идея приспособила для себя чужие артикулированные формы и продолжила реализацию своего исторического предназначения. Новый этап развития Русской БЦС позволил преодолеть тяжелейшие испытания, о которых все мы знаем. Позволил выдержать удар и выиграть Великую Отечественную войну. Позволил построить мощную промышленность, открыть дорогу в новые пространства, лежащие уже за пределами нашей планеты. Однако, после фактического перевода цели из сферы мессианского идеала, в его новой форме (свобода, равенство, справедливость для всего мира, выход в космическое пространство и т.д.), в сферу чисто материального потребления («гуляш-коммунизм»), функциональная система утратила идеальную цель, а Русская Идея утратила форму, язык и возможность самореализации. И, таким образом, Русская БЦС вновь перестала быть системой функциональной. По инерции некоторое время развитие продолжалось, всё более замедляясь. В итоге Большая система Русской цивилизации вновь попала в состояние экзистенциального вакуума, тенденции распада пересилили тенденции развития. И государство Русской цивилизации распалось вновь в 1991 году.

Сердцевину периодов, когда Русская цивилизация существовала как функциональная система, легко определить по расцвету высокого искусства, часто именуемого «золотым веком». До этого расцвета глубокая творческая интенсивность возрастает, после него идёт на спад. Так «золотым веком» искусства в рамках государства Российской Империи был век девятнадцатый. Великолепными произведениями, вошедшими в копилку мировой классики, был отмечен и период нашей Большой Системы в рамках государства СССР. Экзистенциальная пустота нынешнего состояния нашей Большой Системы выражается, в частности, в сегодняшней пустынности поля настоящего искусства. Всё, что заметно современного русского в пространстве мирового искусства — в основном, относится к академическому исполнительскому искусству. В сфере музыкальной композиции, например, нет никого, кто бы приближался по своему уровню к Прокофьеву, Шостаковичу, Шнитке. И пустыня эта не наполняется новым живым содержанием, несмотря на такой уровень знакомства с другими странами и их достижениями, о котором в СССР даже помыслить было невозможно. Тогда, чтобы съездить в Европу и прикоснуться там к высочайшим достижениям её национальных культур, нужны были не только деньги — но и куча самых разных разрешений от самых разных отечественных начальников, получить которые далеко не каждый мог. А сегодня почти любой житель благополучного региона России имеет возможность слетать раз в год в Европу, насладиться видом лучших национальных памятников. Или лучшими голосами в миланской «La Scala». Однако, мы не видим ни новых Суриковых, ни молодых Свиридовых. Почему же беспрецедентная близость к соседу не оплодотворяет нашу цивилизацию, не даёт нам значимых творческих плодов? Может быть, потому, что межвидовое скрещивание вообще малопродуктивно даже среди животных?

Таким образом мы подходим к следующей дефиниции.

Структура БЦС

Империя и Нация — это две взаимоисключающие формы политических связей, формирующие социальную структуру Больших Цивилизационных Систем.

Нации существуют только в странах Европейской цивилизации (собственно в странах Европы, а также в США и некоторых других). В Русской цивилизации никаких наций нет, так как Русская цивилизация относится к континентально-имперскому типу — так же, как Китай и Индия, например. Европейская цивилизация и Русская цивилизация — две разные самостоятельные цивилизации с принципиально разной внутренней структурой.

Нации возникли в Европейской цивилизации в определённых исторических и экономических условиях, в связи с тем, что народы её стран не выдерживали нагрузок континентально-имперского типа развития. В своей истории Европа прошла несколько попыток пойти по континентально-имперскому пути, как более эффективному. Самыми яркими попытками были «Священная римская империя германской нации», завоевания Наполеона и «Третий Рейх». Все эти попытки, как известно, рухнули. Нынешний Европейский Союз является очередной попыткой Европейской цивилизации оформить одну из своих частей в виде континентальной империи — однако, и там глубокие разрушительные процессы уже сегодня вполне отчётливо видны.

Толчком к появлению наций в Европе стала утрата внутренней идентичности в рамках государства на определённом этапе развития. До того идентичность народов в рамках отдельных государств обеспечивали, в основном, два фактора: единое подданство монарху и, самое главное — единая идеальная, внутренняя, религиозная идентичность. Именно христианская религиозная идентичность обеспечивала, в союзе с подданством, внутреннюю регуляцию человеческого поведения, адекватную социальной среде. После появления в XVI веке в Европе протестантизма и начала его бурной экспансии, единый внутренний религиозный регулятор перестал выполнять свою важнейшую роль в рамках европейских государств. А затем, под влиянием идей Просвещения, появились светские люди, для которых вообще никакая религиозная идея не могла быть базисом внутренней регуляции. На поверхность начали вылезать племенные, родовые и прочие архаичные формы социально-политической идентичности. Большая система, которая ещё вчера казалась единой, стала распадаться на конфликтующие друг с другом живые осколки. Крах страны, как любой крах привычной Большой Системы, всегда вызывает у большинства людей закономерный страх перед разрушением функций безопасности, выполняемых страной и её государством. То есть, функций политических, в первую очередь. Разумеется, появился очень сильный запрос на формирование чего-то нового и спасительного, что вернуло бы населению страны утраченное ощущение идентичности и общности в привычных границах.

Таким спасением стало то, что стали называть «нацией» — новая политическая система, связанная уже в значительно меньшей степени с внутренними регуляторами, и в значительно большей — с регуляторами внешними. С писанным законом, который становился выше традиций и религиозной веры. С поклонением «священным камням прошлого» — то есть, вниманию к окаменевшим традициям вместо традиций живых и развивающихся. С мифологизацией сознания различных родовых, племенных систем (как галлы и франки во Франции, например), с целью объединения и обобществления этих, часто выдуманных, «священных камней прошлого». С формированием, часто насильственным, единой этнической идентичности. С единой регулятивной ролью культуры, истории, языка, а затем и гражданства. Произошла своеобразная экстериоризация и стандартизация внутренней регуляции, которая много позже привела к чудовищному отчуждению человека от самого себя. К появлению того цивилизационного конфликта между «Быть и Иметь», о котором писал в одноимённой книге гениальный философ и психолог Эрих Фромм. Об утраченном Европой ином пути знаменитый философ Иммануил Кант писал как о «звездном небе над нами и нравственном законе внутри нас».

Сравнительно быстрое и очень эффективное переформатирование народа в политическую нацию стало возможным, далеко не в последнюю очередь, благодаря стремительной модернизации всех пластов жизни и производства в то время. Развитие промышленности высасывало людей из привычной им сельской или ремесленно-цеховой среды и включало в новые системы производственных и социальных отношений. Сословная структура общества распадалась, возникали классы и страты. Вот из именно таким образом бурлящего естественным образом котла в Европе и возникли нации. Фактически, для большинства стран Европы результатом стала единая для каждой из них идентичность, когда историческая идентичность этноса совпадает с политической идентичностью нации. Для них это как бы две стороны одной медали. Зарождающаяся в последние десятилетия общеевропейская идентичность имеет, как и раньше, в основном, культурное значение, не связанное напрямую с важнейшей функцией Большой Системы — а именно с функцией обеспечения реальной безопасности.

nation

В отличие от Европы, Большая Система Русской цивилизации существовала и существует в рамках имперской модели. Восходящая ступень эпохи Модерна у нас оказалась более «размазанной» по времени. Европейская ситуация «плавильного котла нации» у нас в подходящий для этого момент экономического развития не случилась. В нашей цивилизации очень давно и совершенно мирно, для подавляющего большинства населения, в каждом человеке доминируют, не склеиваясь и не конфликтуя, два типа идентичности одновременно: этническая, отвечающая за живые родовые и культурные корни — и имперская (цивилизационная), отвечающая за безопасность и динамику общего развития по направлению к той или иной мессианской цели. Эти различия в идентичности очень важны. Например, если вы спросите француза, кто он по этническому происхождению, он вряд ли скажет вам, что он франк или галл. Если спросить об этом русского татарина — он скажет, что он татарин. Если башкира — скажет, что башкир. Великоросс скажет, что он русский — просто в силу того, что зачастую сегодня на знает смысла слова «великоросс» (в школах у нас, к сожалению, не учат народоведению). Более того, любые смешанно-перемешенные в поколениях браки не мешают у нас человеку даже с минимальным содержанием восточно-славянских корней чувствовать себя совершенно естественной частью русского народа — по праву не родовой, но более мощной этно-культурной принадлежности.

Время не умеет двигаться вспять, никакие этно-историко-экономические условия воспроизвести полностью невозможно. Поэтому на основе неевропейских, по своим корням, племён, этносов, этнических групп и суперэтносов никакие нации самостоятельно ни сейчас, ни в будущем возникнуть уже не смогут. В том числе — в Российской Федерации, на Украине и на других территориях, входящих в Большую Систему Русской цивилизации.

Русская, Китайская, Индийская цивилизации, развивающиеся по имперскому типу, прошли через очень тяжёлые испытания — однако, выдерживали и выдерживают пока нагрузку имперского типа развития. Более того, на фоне явного кризиса доминировавших в умонастроениях по всему миру «европейских ценностей», эти страны демонстрируют отличную социально-политическую устойчивость, как цивилизации, являющиеся продуктами суперэтносов и политически оформленные в виде единых империй — в сравнении с нациями, как последние не оформляй.

Самое страшное, что угрожает на нынешнем этапе самому существованию Большой Системе Русской цивилизации — это экзистенциальная пустота на том месте, где должна располагаться новая цель Русской Идеи. На путях поиска этой цели сегодня дела обстоят сложно — в первую очередь, потому, что интеллектуальные силы отвлечены на ложные парадигмы. И потому поговорим о симулянтах и симулякрах, вновь обратившись к дефинициям.

Симулякры привычные и опасные

Национальность есть принадлежность к нации. Очевидно, где нет наций — там нет и национальностей. В том числе — в Российской Федерации, на Украине и на других территориях Русской БЦС. Потому что нельзя принадлежать к тому, чего не существует. Таким образом, понятие «национальность» в пределах Русской цивилизации является симулякром, за одним единственным исключением — когда слово «Nationality» (национальность) в наших заграничных паспортах определяет наше гражданство в условных международно принятых терминах.

nationality

Национализм и националисты также могут быть только в тех странах, которые сложились, как нация. Где нет нации — там не может быть, следовательно, ни национализма, ни националистов. Там могут быть только симулянты национализма. Именно таких симулянтов мы видим сегодня в нашей БЦС — в Российской Федерации, на Украине и т.д. Если интересно, можете любому из этих симулянтов задать простой вопрос: «А зачем вообще, сейчас или в будущем, нужны нации на территории Русской цивилизации?» — и с интересом наблюдать, как этот симулянт будет спасать свой шаблон от разрыва.

Как любые убеждённые симулянты, эти люди психически проблемны, их сознательные установки полны неразрешимых внутренних противоречий. Именно поэтому умеренные националисты и их идеи в Европе выглядят и действуют адекватно, а любые симулянты национализма в РФ, на Украине, в Казахстане, в Белоруссии и в любом другом оторванном лоскуте Русской Цивлизации могут выглядеть и действовать только неадекватно, и никак иначе. Поскольку эти люди на территории Русской цивилизации неадекватны, ни о чём системно договариваться с ними здоровая часть социума на имеет возможности. Их можно только лечить — так или иначе, в зависимости от сложившейся ситуации и возможностей адекватного большинства.

Давайте посмотрим, откуда вообще взялась путаница с «нациями» в Русской цивилизации, где в реальности их никогда не было. Достаточные условия для устойчивого и значимого присутствия названных симулянтов и симулякров в пределах Русской цивилизации создали большевики — следует заметить, что создали, совершенно того не желая. До большевиков в России понятия «нация» и «национальность» были не в ходу. Большевики же, будучи марксистами, в гуманитарной области отражали европоцентричный взгляд на мир — так же, как их европейские вожди и учителя. Поэтому начали пользоваться теми категориями, которые были в ходу у европейских учителей — в том числе, категориями «нация» и «национальность» для описания реальности, в которой эти феномены попросту отсутствовали. В результате в области народоведения в СССР на долгое время возникла чудовищная антисистемная путаница из терминов «нация», «национальность», «народность», «народ» и пр. Урегулировать отношения внутри этой каши было невозможно, потому что урегулировать отношения между реальностью и симулякром можно только одним единственным способом — выбросив из неё симулякр. Большевики не могли выбросить из своей концепции мироустройства понятия «наций» и «национальностей», поскольку это разрушило бы чистоту базиса марксистских представлений об универсальной реальности. Практическим итогом этой большевистской ограниченности стал крах СССР, ведущую роль в котором сыграла постепенная утрата населением своей многоуровневой самоидентичности, что привело к массовым межэтническим конфликтам. И разрешить их наследники большевиков не могли — просто потому, что в своих представлениях о происходящем использовали ту самую зыбкую кашу из реальности и симулякров, которая никому ничего не могла толком объяснить.

Из всего вышеизложенного становится понятным провал многих решений, принимаемых истеблишментом на живых осколках Русской империи. Например, ясен вред от включения графы «национальность» в российские общегражданские паспорта, решение о котором всё собирается принять Госдума РФ — как ясен вред от попыток прислушаться в границах нашей БЦС к любым «националистическим» требованиям, от кого бы они не исходили.

Понятно также, почему так называемые «грантоеды» и политологи постоянно будоражат тему «национальной идеи России». Так как это выражение само по себе является пародией на оксюморон, пытаться разрешить заложенное в него внутреннее противоречие невозможно. А если невозможно, то, с коммерческой точки зрения, имеет смысл постоянно подогревать ложный интерес, этим интересом формировать у общества запрос, а затем высасывать у общества средства для решения заведомо нерешаемой задачи, бесконечно «осваивая» эти выделяемые средства. На Украине, например, картина точно та же — с поправками на меньшую самостоятельность как в экономике, так и в интеллектуальной сфере. Поэтому на Украине «национальная идея украинства» выглядит со стороны, по своим проявлениям, ещё более нелепой, чем «национальная идея» в России. Таким образом, симулякры становятся «золотой жилой» для целого класса псевдоинтеллектуалов, паразитирующих на осколках Русской БЦС и пропагандирующих шаблоны, которые многократно доказали не только свою бессмысленность в наших обстоятельствах, но более того — доказали и свой системно смертельный вред.

Однако, сегодня мы получили новый язык, не застилающий реальность наших психических процессов — а, напротив, позволяющий адекватно её осознавать и, следовательно, позитивно на эту масштабную реальность воздействовать. Открывший возможность смотреть на важные для нас цивилизационные процессы значительно более системно, оперируя адекватными для их структуры понятиями.

Смена матрицы

В принципе, любые инициативы любых субъектов по любым этническим или цивилизационным вопросам вы можете теперь легко накладывать на изложенную выше понятийную матрицу. И вам сразу будет ясна как ценность инициативы, так и адекватность инициатора. И можно будет в отношении обоих делать свои выводы, включая системные. Однако, основная ценность представленной вкратце понятийной матрицы и принципиально нового понятийного языка в другом:

Во-первых, становится понятной и прозрачной структура целостной самоидентичности человека. Очевидно, что такая самоидентичность в наше время возможна только в случае, когда человек осознаёт, чувствует и переживает позитивные связи со всеми уровнями своей идентичности, начиная с самых верхних (семейной, родовой) и заканчивая глубокой, общечеловеческой. Что разрыв идентичности с любым из более близких к сознанию уровней делает бессмысленным идентичность на уровнях, лежащих глубже, поскольку связь с более глубокими уровнями проходит только через уровни, более близкие к сознанию. Невозможно выходить из дому во двор, не проходя через прихожую — разве что в окно можно сигануть и оземь разбиться. То есть, если кто-то заявляет о своей приверженности так называемым «общечеловеческим ценностям», однако не способен при этом точно и глубоко идентифицировать себя на уровне этноса и Большой Цивилизационной Системы — вряд ли от такого человека стоит ждать внутренней целостности и, как следствие, психической адекватности.

Во-вторых, очевидной становится возможность отличать естественные, живые функциональные Большие Системы от их симулякров. Симулякры всегда бывают созданными искусственно, «из головы», не имеют основания в соответствующих слоях коллективного бессознательного. Потому симулякры нежизнеспособны и поведением своим напоминают монстра, эдакую «нежить», созданную литературным героем Франкенштейном. Болезненно претендуя на равные с живыми Большими Системами права во внутренних связях человечества, такие выдуманные образования вносят разрушительный дисбаланс как в саму ткань этих связей — так и в психику людей, идентифицирующих себя на уровне установок сознания с данными искусственными образованиями. В психологическом смысле подобные искусственные агрессивные формы сознания играют ту же роль, какую в биологическом смысле играют в организме человека раковые опухоли. На этническом и государственном уровне сегодня пример такого трагического развития искусственно созданной Большой Системы являет, например, идейно-государственная конструкция Украины.

В-третьих, мы вынуждены согласиться с выводом, что в процессе создания своих социальных форм мы ограничены возможностями, отражёнными в нашем коллективном бессознательном. Распиливая, например, на части страны, образованные естественным путём, и внушая населению каждого из получившихся огрызков собственную «национальную гордость», мы ничего не можем при этом поделать с коллективным бессознательным, по-прежнему стремящимся восстановить в материальной реальности свою внутреннюю целостность в естественных формах данной Большой Системы. Соглашаясь же на уровне сознания с расчленением внешней формы своей Большой Системы, каждый из нас сам себя лишает живой и необходимой для естественного развития каждого человека связи с внутренними ресурсами этой Большой Системы — на уровне своего коллективного бессознательного. А затем мы постепенно деградируем, как социум, невзирая на все модные ныне попытки «саморазвития» и «личностного роста». В этом смысле вопрос «Где взять деньги?», очень популярный сегодня на тренингах и в системной терапии, получает свой естественный ответ — в тех ресурсах, от которых человек отказался, выражая свою лояльность разрушительным для Большой Системы процессам, потому что «сегодня так принято» и «ну, куда же теперь деваться».

В-четвёртых, зная о глубокой психической связи человека с каждым из слоёв своего коллективного бессознательного и о проекции этих связей во внешний мир, в социальную модель того или иного человеческого собщества, мы можем выстраивать для себя сбалансированные отношения с таким сообществом. В частности, ясно видеть, что глубокая и осознанная связь со своей Большой Цивилизационной Системой каждому из нас, взятому отдельно, нужна много больше, чем такая связь нужна самой БЦС. То есть, утраты кого-то одного из нас БЦС просто не заметит. А вот каждый из нас, утратив свою БЦС, утратит и собственную идентичность, при этом оказавшись лишённым возможности найти своё место в другой Большой Цивилизационной Системе. Образно говоря, Бог каждому из нас поручил заботиться о том кусочке планеты, на котором мы родились и выросли. Никто другой о нём не позаботится. Забывая его в поисках места с более удобными условиями потребления, мы не только отключаем себя от естественного ресурса своего человеческого развития. Мы ещё и нарушаем законы баланса, известные каждому специалисту системно-феноменологического подхода. Такие нарушения всегда плохо сказываются как на состоянии Больших Систем — так и на состоянии, собственно, самих нарушителей. Уезжая жить в другой город, нужно сохранять живую связь со своей субэтнической «малой родиной». Уезжая жить в другую страну, нужно сохранять такую же живую связь и со своей Большой Цивилизационной Системой. Сменить свою БЦС на другую невозможно — точно так же, как невозможно сменить своих биологических родителей.

В-пятых, мы видим, что Большие Цивилизационные Системы имеют различную структуру. Следовательно, структура данного уровня коллективного бессознательного у людей, принадлежащих к каждой БСЦ, будет различной с рождения, и изменить её никто из нас не в силах. Это знание приводит нас к выводу, что современный универсалистский подход, согласно которому от укладов жизни в разных странах принято требовать соответствия выдуманным универсальным стандартам, порочен в самой своей основе. Активные попытки реализовать такие единые стандарты не могут привести ни к чему иному, кроме утраты людьми целостности и самоидентичности — и, следовательно, к невротизации и иным пагубным последствиям для психики. Таким образом, свойственная системно-феноменологическому подходу нацеленность на уважение к естественному многообразию получает ещё одно теоретическое обоснование — теперь уже и на цивилизационном уровне.

В-шестых, теперь мы можем, зная структуру и динамику самоидентичности в рамках Больших Цивилизационных Систем, помогать людям и их сообществам возвращать себе их уникальную самоидентичность, в её целостности и ресурсной наполненности. Можем помогать людям находить для себя опору в очень мощных ресурсах, связанных с цивилизационными глубинами коллективного бессознательного, структура которых нам теперь известна. Находить в жизни своё реальное место, соответствующее наполнению и структуре коллективного бессознательного, характерного для каждой уникальной Большой Цивилизационной Системы. Уверенно опираться сознанием и всей чувственной глубиной на свои естественные границы, ясно понимая, в каком месте и каким образом они пролегают.

В-седьмых, используя предложенные понятийную матрицу и терминологию, понимая смысловые отношения между их элементами, можно выстраивать, не отвлекаясь на ловушки, реальные новые и значимые цивилизационные цели. Цели, которые смогут вывести нашу собственную цивилизацию из её нынешнего кризиса, на благо каждого из нас. Получив эти новые инструменты, можно начинать возвращение нашей Большой Цивилизационной Системе её функциональности, эффективно и осознанно продолжая её позитивное развитие. Можно начинать постепенно освобождаться и от конфликтов, вызванных надуманными схемами, манипулятивно внедряемыми в тоскующее по подлинному содержанию сознание человека.

Учитывая уникальную способность системно-феноменологического подхода работать со структурами бессознательного быстро и эффективно (используя, например, структурные расстановки), мы должны понимать, дорогие коллеги, и свой возросший потенциал. В наших руках появился новый инструмент, с помощью которого именно мы способны в своей терапевтической и обучающей практике помогать людям позитивно менять свою жизнь ещё более системно и эффективно. Уже на этом нашем Конгрессе я представлю вашему вниманию фрагмент обучающей программы, позволяющей восстанавливать полноценные структурные связи с Большими Цивилизационными Системами и другими Большими Системами, в которые люди включены через своё коллективное бессознательное. Надеюсь, вместе мы справимся с нашими новыми, большими и хорошими задачами.

Желаю нам всем удачи и благодарю вас за внимание.

Кирилл Светицкий,

Новосибирск,
III Международный
Евроазиатский конгресс
по системным расстановкам
«Сердце Сибири»,
май 2014 г.

Программа "Большие системы"

На основе Теории Больших цивилизационных систем создана обучающая программа «Большие Системы». Мнение участников о первом этапе программы — семинаре «Большие Ресурсы» в разделе «Медиа», расположенном внизу этой страницы

Прочитано 3009 раз

Интересно? Поставь и поделись!

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не разрешён.

Медиа

Большие Ресурсы: Рассказы участников семинара 2015 © Кирилл Светицкий
Отзывы

uddeIM Notifier

Вы не авторизованы!

Услугами системы быстрых приватных сообщений могут пользоваться только авторизованные посетители сайта.
Пожалуйста, авторизуйтесь!