Пятница, 28 июня 2013 14:50

Эффективность системных расстановок. Отчёт об исследовании.

Автор: Группа авторов (Германия)
Оцени материал
(0 голосов)

Перевод на русский язык отчёта строго научного публичного исследования, проходившего в Германии в 2013 г. и посвящённого оценке действенности такого новейшего метода психологической помощи как системные расстановки. Внимательно изучив документ, Вы получите ясное представление о реальном эффекте проводимых подготовленным специалистом системных расстановок. Также публично выражаю благодарность коллегам в Гейдельберге и Вислохе (Германия) за их важный труд, директору Института консультирования и системных решений (ИКСР, Россия) Михаилу Бурняшеву — за организацию перевода, а Юлии Райсвих — за сам перевод.


Выпуск 38. № 1 2013
familiendynamik.de

Familiendynamik
Системная практика и исследование

Издание Ульрики Борст, Ганса Руди и Ариста фон Шлиппе

Системное исследование
Действенность системных расстановок

Ян Вайнхольд │ Гейдельберг
Кристина Хунгер │ Гейдельберг
Аннетте Борнхойзер │ Гейдельберг
Йохен Швайтцер │ Гейдельберг


Действенность системных расстановок: результаты исследования путем рандомизированного контролируемого испытания (RCT), Гейдельберг [1]

Ключевые понятия: системные расстановки, действенность, психотерапевтическое исследование, психический настрой.

Обзор: в прошлом системные расстановки исследовались эмпирически относительно мало, возможно, это было обусловлено эмоциональными разногласиями при взгляде на семейные расстановки как на «системный» метод и как на «феноменологическое» самопонимание практиков. Но с развитием расстановок появились эмпирические труды, которые поспособствовали эмоциональной разрядке. В рамках исследования в Гейдельберге действенность системных расстановок в зависимости от психического настроя была оценена с помощью рандомизированного контролируемого испытания (RCT). Неклиническое выборочное исследование на материале 208 взрослых участников из числа общего населения рандомизированно проводилось экспериментальной группой (EG; интервенция: трёхдневный семинар по системным расстановкам) либо контрольной группой из списка ожидания (WLKG) с последующей интервенцией. В обеих группах было по 64 активных участника, которые озвучили свои пожелания на расстановке, и 40 наблюдателей без собственных расстановок. Действенность оценивалась спустя сначала две недели, затем еще раз, через четыре месяца после расстановок, с помощью хорошо зарекомендовавших себя инструментов психотерапевтического исследования. Здесь представлены результаты исследовательского сравнения активных участников обеих групп.

Введение

Системные расстановки и эмпирическое исследование: сложные взаимоотношения?

Системные расстановки — это форма психосоциальной интервенции, применяемой в системной практике и в контексте психотерапии, консультаций по организации труда или педагогике. В отличие от популярности и практической значимости метода, который отражен в многочисленных публикациях, как, например, «Systemaufstellungen» («Системные расстановки») и «Organisations- und Strukturaufstellungen» («Организационные и структурные расстановки») издательства Carl-Auer Verlag, эмпирические исследовательские труды на тему действенности системных расстановок легко сосчитать.

Причина этого, вероятно, в имеющем до сих пор место недостатке ответов на вопрос, как следует классифицировать системные расстановки: идет ли здесь речь о психотерапевтическом методе, формате, организации, технике или вообще о ритуале (см., например, König, 2004)?

Другой причиной, возможно стоявшей до сих пор на пути исследований действенности, может быть встречающееся иногда «феноменологическое» самопонимание самих практиков [2] (ср. Weber, Schmidt&Simon, 2005). Основываясь на тезисе Хеллингера «теория мешает практике» (Weber, 1995, стр. 18), некоторые практики дистанцировались от создания теории и эмпирической проверки метода.

Наконец, и разница во взглядах на системные расстановки и расстановки по Берту Хеллингеру может быть рассмотрена как препятствие для изучения действенности. В противовес отмеченной действенности во многих отдельных случаях критики говорят об авторитарной и директивной позиции на расстановках по Хеллингеру, а также о публичных инсценировках на расстановках, отсутствии последующего терапевтического сопровождения и случающихся после расстановок трагедиях (Goldner, 2003 г., Haas, 2005 г.) [3]. Эти разногласия привели к дистанцированию от расстановок по Хеллингеру профессионалов, академических кругов и системных сообществ и терапевтов (DGSF, 2003).

На эти исторически обусловленные предубеждения можно возразить: системные расстановки — это, в первую очередь, интервенция, целью которой является изменить в положительную сторону определенные психологические переменные участников. В этом их принципиальное сходство с медицинскими, околомедицинскими, психотерапевтическими или оздоровительно-ритуальными методами интервенции.

При этом остается открытым вопрос, как происходит это воздействие, и с помощью каких теоретических моделей оно может быть представлено в смысле исследования процесса. Феноменологическая, не подкрепленная теорией позиция, оправдана в момент расстановки и в зависимости от образа расстановщика, однако не противоречит анализу воздействия установки как таковой. Независимо от представления о человеке - феноменологического, конструктивного или метафизического - и модели работы расстановщика, воздействие расстановок можно понимать эмпирически, самое простое — с помощью, например, вопроса, стало ли клиенту лучше после расстановки.

Но то, что сомнительный с виду метод по разным причинам не попадает в радиус научных исследований, имеет организационную форму и как-то связан с научной этикой, не дает оснований делать выводы о воздействии расстановок.

К примеру, систематический анализ «побочных действий» и отрицательного воздействия метода даже с критической точки зрения на системные расстановки и свидетельствовал бы только о последовательном подходе. Соответственно, в последние годы сторонники академического психотерапевтического исследования выступали с речами в защиту и предлагали проверить расстановки с научной точки зрения, например, Kirsten von Sidow (2007, стр. 314) в традиционном учебнике по психотерапии. Учебник для врачей и психологов: «Я предложила бы рассмотреть — в том числе с научной точки зрения — подход, который в академических кругах зачастую открыто игнорируется, с целью преодолеть раскол на слепое некритическое почитание и полное, без разбора презрение. Начало этому могла бы положить научная оценка работы Хеллингера и его учеников.»

Обзор состояния уровня исследования действенности системных расстановок

Одновременно с утиханием общественных разногласий по поводу метода расстановок и дальнейшим развитием самого метода — например, в формы организационных и структурных расстановок (Sparrer & Varga von Kibèd, 2010, Weber, 2002) — появился ряд эмпирических работ о действенности подхода. В систематическом обзоре рассматривались 36 немецко- или англоязычных исследований, посвященных действенности системных расстановок. Справочники для практиков и труды по введению в метод (Reinhard, 2012), а также описания отдельных случаев не рассматривались.

Отдельные результаты исследований свидетельствуют о действенности системных расстановок [4] во многих сферах. Höppner (2001) подтверждает, что системные расстановки могут привести к положительным изменениям Я-концепции.

Кроме того, наблюдается улучшение психического самочувствия, уменьшение психопатологических симптомов, а также повышение оптимизма и самодейственности (например, Chu, 2008; Krüger & Schmidt-Michel, 2003; Sethi, 2009). На межличностном уровне отмечено следующее действие системных расстановок: изменение в положительную сторону восприятия качества общения в системе текущих отношений и отношений в системе, из которой он происходит, понимание взаимосвязей и динамики общения, а также решение тягостных проблем в отношениях (например, Jost, 2007, Lairaiter & Mitterhuemer, 2011, Mraz, 2006). Наряду с укреплением эмоциональной связи с остальными членами системы отмечаются также тенденции к росту автономии клиентов в их системах после их участия в расстановках (Schumacher, 2000).

Даже если предыдущие исследования свидетельствовали о положительных результатах системных расстановок, эти результаты нужно критически оценить с методической точки зрения. Во многих исследованиях, отобранных в обзорном труде Reinhard (2012), упоминаются значительные недостатки. К этому относятся, например, неясные постановки вопроса и системы, или гипотезы и проектирование исследования без сбора информации на исходном уровне и контрольной группы.

В большинстве исследований недостаточно описана проведенная интервенция, то есть конкретное проведение отдельных расстановок. Кроме того, часто отсутствует дифференциация клиентов с их ситуациями и участвующих наблюдателей. И, наконец, половина исследований является одновременно руководством по расстановкам, из-за чего не обеспечивается достаточная научная независимость, так как здесь возникает искушение оценить действенность собственной работы.

В заключение систематический обзорный труд Reinhard (2012) хоть и указывает на то, что эмпирические исследования говорят о разнообразии воздействия системных расстановок; но отчетливо дает понять, что исследование действенности — прежде всего, методическое — еще в периоде младенчества по сравнению с признанным психотерапевтическим исследованием.

С целью оценить имеющиеся свидетельства терапевтического воздействия системных расстановок в рамках исследовательского проекта Гейдельбергского специального исследовательского проекта «ритуальная динамика» в институте медицинской психологии университета в Гейдельберге было проведено рандомизированное контролируемое испытание (RCT).

Методика, лежащая в ее основе, и полученные результаты анализа подгруппы активных участников приводятся далее.

Методика

Проектирование Гейдельбергского исследования действенности системных расстановок

208 взрослых участников исследования были наугад распределены на две группы — экспериментальную группу (EG; n = 104) и контрольную группу из списка ожидания (WLKG, n = 104) с более поздней интервенцией. Интервенция состояла из трехдневного семинара по расстановкам (SAS). Критерии действенности или зависимые переменные были: психический настрой, психический стресс, несовместимость, качество жизни в социальных системах, а также степень достижения целей, поставленных самим человеком (Швайтцер и др. 2012 г.).

Набор, критерии принятия в группу, рандомизация

Все испытуемые были набраны на основании проявленного ими интереса к участию в исследовании, из общего населения. Приняты были лица:

  1. в возрасте минимум 18 лет,
  2. согласные на рандомизацию (в экспериментальную группу или контрольную группу из списка ожидания) и руководителя расстановок,
  3. выразившие готовность не участвовать в других расстановках до окончания исследования и
  4. выплатить уменьшенный сбор за семинар (120 евро для активных участников и 70 евро для участвующих наблюдателей в качестве возмещения затрат на участие в исследовании).

Каждая из групп состояла из 64 активных участников (АТ), которые назвали собственные причины для участия в расстановках, и 40 участвующих наблюдателей (ТВ) без собственных расстановок. Статус участника определялся самими участниками исследования до рандомизации.

Из 208 участников исследования 104 человека были наугад распределены в экспериментальную группу или контрольную группу из списка ожидания, а также между двумя ведущими (см. табл. 1). Всего было проведено 8 семинаров по расстановкам (4 для экспериментальной группы и 4 для контрольной группы из списка ожидания). Число участников было ограничено до 26 на один семинар (16 активных участников, десять участвующих наблюдателей). Участники исследования были распределены по двум семинарам / руководителям семинаров путем ограниченной рандомизации в форме случайного распределения (Schulz & Grimes, 2007).

Интервенция и моменты измерения

Все семинары проходили в помещении для групповой терапии в институте медицинской психологии Гейдельбергского университета под руководством либо д-ра мед. Гунтхарда Вебера, врача-специалиста в области психиатрии и психотерапии, либо дипломированного психолога д-ра Дианы Дрекслер, психологического психотерапевта. Оба имеют многолетний опыт расстановок. Каждый расстановщик провел 4 семинара (см. табл. 1). Для создания как можно более естественных условий при проведении семинаров оба расстановщика ориентировались на семинары, регулярно проводимые ими в институте системных решений в Вислохе. К этому относится возможность добровольно выбирать статус (активного участника или участвующего наблюдателя), невмешательство исследовательской деятельности (за исключением присутствия на всех семинаров двух членов команды исследователей), а также временные рамки, такие же, как на семинарах в институте системных решений в Вислохе.


table 1

Табл. 1: План рандомизации для рандомизированного контролируемого испытания (нажмите изображение для просмотра)

Д. Д. = Диана Дрекслер
Г. В. = Гунтхард Вебер


Проведение семинара было стандартизовано, на каждом семинаре было проведено 16 отдельных расстановок в течение трех дней. Расстановка состояла из следующих этапов: объяснение задачи, решение о системе расстановки и позиционирование заместителей, процесс, завершение расстановки. Отдельные установки продолжались от 20 до 60 минут.

Сбор информации производился трижды (Т1: исходный уровень, Т2: спустя 2 недели после расстановок, Т3: спустя 4 недели после расстановок) с помощью различных анкет (Schweitzer et al., 2012). Участники контрольной группы из списка ожидания также прошли после третьего сбора информации интервенцию в форме семинара по системным расстановкам.

Методика, инструменты измерения и статистический метод при анализе подгруппы активных участников

Ниже приводится исследовательский анализ подгруппы активных участников (n = 128) обеих групп. Исследуется, как психический настрой, психический стресс, а также степень несовместимости у 64 активных участников экспериментальной группы изменились после расстановок по сравнению с 64 активными участниками контрольной группы списка ожидания.

Для операционализации моделей применялись следующие инструменты измерения, хорошо зарекомендовавшие себя в психотерапевтическом исследовании: психический настрой оценивался с помощью переведенного на немецкий язык «Outcome Questionaire» (ОQ-45) (Haug et al., 2004, Lambert et al., 2002, Lambert et al., 2004). ОQ-45 — это инструмент самооценки, состоящий из 45 вопросов и 5-ступенчатого формата ответов, оценивающий психический настрой за последнюю неделю (например, «Я чувствую себя раздраженным» 1 = никогда, 5 = почти всегда). Ответы можно свести к общему баллу, а также к 3 подшкалам. Подшкалы — «симптоматический стресс», «межличностные отношения» и «социальная интеграция». Повышенные показатели свидетельствуют о плохом душевном настрое. Психический стресс измерялся с помощью «Анкеты для оценки психотерапевтических процессов» (FEP) (Lutz & Bönke, 2008). Эта анкета является инструментом самооценки с 40 вопросами и 5-ступенчатым форматом ответов (например, «На прошлой неделе я чувствовал себя хорошо»: 1 = никогда, 5 = очень часто). Психический стресс можно оценить общим баллом или с помощью четырех подшкал «самочувствие», «комфорт», «жалобы», «отношения», «совместимость». Низкие баллы свидетельствуют о незначительном психическом стрессе. Несовместимость, недостаточная реализация мотивационных целей, представляет собой модель, которой занимаются несколько школ в рамках теории соответствия Grawe (2000), и которая вызывается устранить психологические изменения с помощью системных расстановок.

Была использована краткая форма «Анкеты несовместимости» (K-INK, Grosse Holtforth et al., 2004). Эта анкета является инструментом самооценки с 23 вопросами и 5-ступенчатой схемой ответов (например, «В последнее время я неудовлетворен»: 1 = вообще не соответствует действительности, 5 = соответствует действительности). Ответы можно оценить общим баллом или с помощью двух подшкал. Пункты шкалы «цель, к которой я стремлюсь», демонстрируют, насколько достигнуты желаемые результаты. Пункты шкалы «то, чего хотелось бы избежать» отражает, насколько удалось избежать нежелательных результатов. Низкие баллы свидетельствуют о незначительной несовместимости.

Три описанные анкеты дают достаточно хорошие психометрические данные (валидность, достоверность, интенсивность изменений) (Grosse Holtforth et al., 2004, Haug et al., 2004, Lambert et al., 2004, Lutz et al., 2009, Veermersch et al., 2004)

Все статистические данные обрабатывались с помощью SPSS (версия 19.0). Сначала с помощью моновариантного вариационного анализа с повторами измерений (ANOVA) проверялось, имеются ли различия обеих подгрупп активных участников от экспериментальной и контрольной групп и возникают ли вариационные различия в трех временных точках измерений. Факторами ANOVA являлись группа (1. активные участники экспериментальной группы 2. активные участники контрольной группы из списка ожидания) и время (T1: исходный уровень, T2: спустя две недели после расстановок, Т3: спустя четыре месяца после расстановок). Если ANOVA выявлял значительные различия по времени и по группам, рассчитывался эффект в обеих подгруппах активных участников в трех временных точках (d по Когену с объединенной стандартной погрешностью). При значении d ≥ 0,20 эффект считается низким, d ≤ 0,50 — средним, d ≤ 0,80 — значительным (Cohen, 1988)

Результаты

Особенности выборки

В демографических данных различий между обеими подгруппами активных участников не обнаружено (см. табл. 2). При выборке бросается в глаза то, что большинство участников — женского пола, имеют аттестат зрелости и уже имеют опыт участия в расстановках.


table 2

Табл. 2. Особенности выборки активных участников в экспериментальной группе и контрольной группе из списка ожидания (нажмите на изображение для просмотра)

Прим.: в графе возраст указаны средние значения и стандартная погрешность, в остальных переменных — абсолютная и процентная частота.


Различия между активными участниками экспериментальной группы и контрольной группы из списка ожидания

ANOVA демонстрирует значительные различия по времени и по группам [5], как по общему баллу, так и по всем подшкалам трех анкет OQ-45, FEP и K-INK. Если на исходном уровне, как и ожидалось, отличия отсутствовали, спустя 2 недели после системных расстановок T2 при сравнении трех групп по общему баллу трех анкет виден средний эффект (см. табл. 3). Эффект стабильный, подтверждается эффективностью от низкой до средней во всех 11 подшкалах трех анкет.

Спустя 4 месяца после интервенции (T3) видны значительные различия между обеими подгруппами, причем по общему баллу эффект получается от низкого (OQ-45 и K-INK) до среднего (FEP). Результаты Т3 подкрепляются различиями в 9-11 подшкалах (исключение представляет собой подшкала «самочувствие, комфорт» в FEP и «цель, к которой я стремлюсь» в K-INK).

Эти результаты свидетельствуют об улучшении психического самочувствия, уменьшении психического стресса, а также уменьшении несовместимости у активных участников расстановок по сравнению с контрольной группой из списка ожидания. Спустя 4 месяца после интервенции эти результаты также стабильны.

Как объяснить различия между подгруппами с изменениями внутри обеих подгрупп? Показатели в подгруппе активных участников экспериментальной группы спустя две недели по сравнению с исходным уровнем свидетельствуют об улучшении психического самочувствия (различие общего балла OQ-45 между Т1 и Т2: d = 0,53, p = 0,000), уменьшении психического стресса (различие общего балла FEP между Т1 и Т2: d = 0,48, p = 0,000) и уменьшении несовместимости (различие общего балла K-INK между Т1 и Т2: d = 0,42, p = 0,000). В период между 2 неделями (Т2) до 4 месяцев после расстановок (Т3) происходят дальнейшие изменения общего балла трех анкет, то есть улучшившиеся показатели остаются стабильными и спустя 4 месяца. У активных участников в рамках списка ожидания отсутствует разница величин как между моментами Т1 и Т2, так и между Т2 и Т3. Таким образом, различия в подгруппах экспериментальной группы можно считать результатом улучшения психического самочувствия, а также уменьшения психического стресса и несовместимости.


table 3

Табл. 3. Описательные данные к 3 моментам измерения для анкет OQ-45, FEP и K-INK активных участников экспериментальной группы и контрольной группы из списка ожидания; сила эффекта между пунктами Т2 и Т3 (нажмите на изображение для просмотра).

Прим.: Т1 = исходный уровень, Т2 = спустя 2 недели после расстановки, EG = экспериментальная группа, WLKG = контрольная группа из списка ожидания, p = уровень значимости, d = сила эффекта по Когену, OQ-45 = Outcome Questionaire, GES = общий балл, SB = симптоматический стресс, BEZ = отношения, SOZ = социальная интеграция, FEP = анкета для оценки психотерапевтических процессов, WB = самочувствие, комфорт, BES = жалобы; BEZ = отношения, KON = совместимость, K-INK = аббревиатура анкеты несовместимости, AN = цель, к которой я стремлюсь, VER = то, чего хотелось бы избежать. Средние значения и стандартная погрешность анкет OQ-45 относятся к суммарным значениям шкал (общий балл), анкет FEP и K-INK — к средним значениям шкал (общий балл/кол-во заданий).


Дискуссия

Результаты подгруппового анализа

Представленные результаты однозначно доказывают действенность системных расстановок на центральную переменную психического здоровья. Активные участники семинаров, на которых рассматриваются их личные проблемы, демонстрируют по сравнению с активными участниками из списка ожидания улучшение психического самочувствия, уменьшение психического стресса, а также уменьшение несовместимости. Таким образом, полученные результаты подкрепляют исследования действенности системных расстановок, а также описанные случаи положительного воздействия расстановок (см. Reinhard, 2012).

Низкий до среднего эффект в обеих подгруппах проявляется спустя две недели после участия в трехдневном семинаре по системным расстановкам и стабильно держится спустя 4 месяца после интервенции. Таким образом отображается факт, что эффект от расстановок не только кратковременный, но действует на психическое самочувствие и стресс в течение среднего периода времени. Стабильность эффекта спустя 4 месяца позволяет предположить, что системные расстановки могут запускать как личностные, так и межличностные процессы, выходящие за пределы непосредственного положительного переживания в группе во время расстановки. Гипотетически сюда входит: прояснение отношений внутри системы, в которой человек пребывает в настоящее время, и системы, из которой он происходит, выработка взгляда на свою систему как источник ресурсов, стремление к преодолению биографического прошлого, а также формирование перспектив на будущее.

Следует учитывать, что в настоящем подгрупповом анализе применялись измерительные инструменты, отображающие успех интервенции на действительно очень общо сформулированных измерениях. Чем более широко и неспецифически измеряют изменения применяемые инструменты, тем меньше сила эффекта интервенции (Lipsey & Wilson, 1993)

Следует исходить из того, что бόльшую силу эффекта можно наблюдать, когда применяются измерительные инструменты, соответствующие интервенции. В нашем исследовании в качестве специфического измерителя расстановок использовались «переживания в социальных системах» и достижение субъективных целей после расстановок в смысле Goal-Attainment-Scaling (Hunger et al., 2012; Bornhäuser et al., 2012).

Сила и ограничение исследования

Сила исследования состоит в том, что это вообще первое исследование путем рандомизированного контролируемого испытания, с помощью которого проверялась действенность системных расстановок. Приближенные к естественным условия осуществления интервенции, ориентированные также на семинары по расстановкам, проводимые в институтах обоих руководителей, обусловили при этом высокую внешнюю валидность. Кроме того, в рамках нашего исследования мы избежали часто имеющего место совмещения функций расстановщика и исследователя, у нас команда исследователей и руководители расстановки были четко разделены.

Однако результаты исследования следует рассматривать в определенных границах. Принципиальным недостатком является оформление списка ожидания вместо контрольной группы, сравниваемой с интервенцией (Rifkin, 2007). Даже если такое оформление практикуется, в частности, при исследовании новых методов терапии, нельзя с уверенностью сказать, являются ли результаты следствием применения метода расстановок. При последующих исследованиях можно было бы провести эквивалентную интервенцию для контрольной группы, например, мультисемейную терапию.

Кроме того, интерпретацию результатов ограничивает выборка. Набранные из общего населения участники исследования, у которых была личная заинтересованность в участии, были преимущественно женского пола, имели место работы и аттестат зрелости. Кроме того, чуть более 80 % участников уже имели опыт участия в расстановках. Таким образом, результаты можно обобщать в смысле «sampling bias» (пристрастного отбора) лишь в определенной мере.

Наконец, следует учитывать, что выборка в данном исследовании не клиническая. Даже если результаты свидетельствуют об улучшении общих признаков психического здоровья, нельзя делать вывод о действенности системных расстановок при определенных психических нарушениях. Однако в дальнейшем можно вести речь о клинических выборках. Далее можно было бы проверить, могут ли системные расстановки стать действенным дополнением массовых форм психотерапии амбулаторно или в условиях стационара.

В начале этой работы говорилось о том, что отношения системных расстановок и эмпирического исследования действительности иногда были сложными. Не озвученный, но, наверное, главный результат данного исследования: в будущем так не должно быть.

Инструментарий

 

  • Действие системных расстановок на психическое здоровье может быть проверено с помощью контролируемых исследований.
  • Благодаря компактности интервенции (например, трехдневный семинар без продолжения) это несколько проще, чем продолжительная терапия.
  • Дальнейшие исследования следует проводить с клиническими выборками и контрольной интервенцией, в сравнении с семинаром по расстановкам.
  • Согласно нашему исследованию сила эффекта системных расстановок на активных участников варьируется от низкой до средней. Это меньше, чем при продолжительной психотерапии, однако значительно для одноразовой трехдневной интервенции.
  • Как бы ни были расстановщики уверены в действенности своего метода, они, тем не менее, должны оставаться реалистами.


[1] При содействии Немецкого Исследовательского Сообщества (DFG) в рамках специальной исследовательской деятельности 619 «Rutualdynamik» («Ритуальная динамика») в университете имени Рупрехта и Карла, Гейдельберг.

[2] Чтобы было удобнее читать, мы не будем прибавлять форму женского рода. Разумеется, здесь имеются в виду и практикующие специалисты, наблюдатели, авторы женского пола, а также клиентки и участницы.

[3] В России и других русскоязычных странах в не профессиональной и полупрофессиональной среде, а зачастую и среди профессионалов нет четкого понимания различия между системными расстановками и расстановками по Хеллингеру. Между этими направлениями есть несколько принципиальных различий. Системные расстановки занимаются психотерапий и помощью людям для изменении их жизни в желаемую для них сторону, в расстановках по Хеллингеру считается, что изменения не зависят от людей, т.к. «всем движет дух», а человеку нужно лишь согласиться с этим движением, не зависимо от того, что является результатом этого движения (в философии Хеллингера нет разницы между добром и злом). Системные расстановки опираются на терапевтические отношения и сотрудничество между терапевтом и клиентом для достижения поставленной клиентом цели, в расстановках по Хеллингеру о целях клиента зачастую вообще не спрашивают и ведущий расстановки сам решает за клиента, что для него является «правильным» в его жизни. В системных расстановках работа ведется в интересах клиента и для достижения им позитивных изменений в его жизни, в расстановках по Хеллингеру в интересах ведущего расстановки, с целью произвести впечатление на клиента и других участников группы, зачастую используются инсценировки, чтобы впечатление на зрителей было сильнее и они снова пришли на «расстановочное шоу». В системных расстановках сама расстановка используется, как инструмент получения информации, находящейся в бессознательном клиента, в расстановках по Хеллингеру, как инструмент эмоциональной раскачки группы и клиента, с целью введения их в трансовое состояние, для последующих гипнотических внушений. — Прим. науч. ред.

[4] Записаны эмпирические результаты семейных расстановок; что касается результатов организационных расстановок — см. труды Reinhard (2012).

[5] Все статистические данные исследования имеются у авторов исследования. В статистический анализ вошли все активные участники n=128, исходя из «intention-to-treat» (выборки «все пациенты, начавшие получать лечение»).

Прочитано 1248 раз

Интересно? Поставь и поделись!

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не разрешён.

Другие материалы в этой категории: « Del Алгоритм как Сон разума
Отзывы

uddeIM Notifier

Вы не авторизованы!

Услугами системы быстрых приватных сообщений могут пользоваться только авторизованные посетители сайта.
Пожалуйста, авторизуйтесь!